Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

демоны

_ Позвонил в консульство РФ по личному вопросу. Пока ждал ответа нужного человека в телефоне играла "Лэди ин рэд из дансинг уиз ми"... "Беловежская пуща", мать РФ, была бы уместнее.
_ Случайно попал на ютюбканал, где генконсул РФ сетует на раскол в обществе на красных и белых, как же, мол, так-то..., Расеюшке-матке ведь все сыны и дочери. Пусть, если они и семёновцы были (вернее их родители)
_ Узнаю, для того, чтобы получить новый паспорт, нужно три месяца ждать.

Демоны в Кремле, не иначе. Кремльдә дошманнар һәм шайтаннар утыра. Иблислар у власти.

_

_ Случайно познакомился с девчёонкой, совсем молоденькая и щуплая. Она сказала, что зовут её Флорой. Я поинтересовался, не из Латинской ли Америки она. Флора долго смеялась. И правда весело, когда пуштунку принимают за латиноамериканку. Я, конечно, же промолчал, лишь подумал "духтари беақл", глупышка, мол. Найди-ка во всем мире ещё хоть одну пуштунку, которую будут звать Флорой!..
Флор уругвайских и никарагуанских я видел много раз, но пуштунских никогда...
На прощанье я всё-таки хотел было ей сказать "худо ҳофиз", но она присекла меня на полуслове: и на пушту-то, мол, плохо говорю... Ей явно не до фарси, это я заметил. С виду ей лет 23-25. Выросла в Австралии и, как я понимаю, стала австралийкой. А про пуштунов ей, наверное, родители наврали.

Подстенье.

В один из дней, ближе к отъезду, мы решили прокатиться до города Хуйажоу, который в административном плане находится под пекинским подчинением. Неподалёку от Хуайжоу пролегает Великая китайская стена. Побыв на стене мы поехали посмотреть на какое-то озеро, находящееся в 15 минутах езды от хуйжоуского участка стены.

доп: хотел было подписать пояснения к фотографиям, но вдруг почему-то пропало желание. Пусть останется так, как есть.



На дамбе, делящей озеро на две части.

Они разговаривали громко и, как мне показалось, о каких-то пошлостях. Явно не пролетарии или крестьяне, тем более и не интелегенты. В годы культрева, несомненно, их бы отправили на перевоспитание.

Collapse )

Побег из...зимы.

Благодаря современным видам транспорта, переезд в 12 тыс км занял около 27 часов и вот уже шесть дней как живём летом.



Родные края встретили разбитыми дорогами, дикой природой, которую нещадно давит человек, 25 лет живущий в диком капитализме рыночной экономике, июльской духотой, закутанной в горящие леса Якутии и торфяники Бурятии. Лишь на шестой день в небе появилось яркое забайкальское солнышко. Будем пока жить здесь.

Осеннее утро



Суббота. Я просыпаюсь первым. Встаю и по привычке выхожу во двор накормить своих оглоедов: двух ленивых канареек, двух жирных волнистых попугаев и таких же ленивых и жирных четырёх золотых рыбок: птицы, как правило, не поют, а рыбки, как хотелось бы, в воде не плещутся. Но держу их уже много лет. Конечно, их можно было бы кому-нибудь отдать или даже подарить на день рождения, но мои оглоеды уже стали частью моего дня: первым делом с утра не выходить во двор и не вдыхать утренний воздух и потом поругиваясь про себя идти кормить их - без всего этого я не могу. И лишь потом я иду путь чай.

Сегодня, выйдя во двор, я в очередной раз почувствовал осень. Небо, пробивающееся сквозь кусты, было тусклым и пахло палёными листьями. "Неужели кто-то где-то по соседству жжёт опавшие листья? Вряд ли..., здесь это запрещенно." - недоумеваю я и продолжаю вдыхать дымный воздух.



Накормив оглоедов и взяв фотоаппарат я выхожу на такую же обычную для меня утреннюю пробежку. Но в этот раз я бегу часто останавливаясь и пытаясь сфотографировать приметы австралийской осени. "Может пару фотокарточек отдам дочке на память о местах, где прошло её детство?"- размышляю я,- " Пусть вспоминает иногда эти места, там, в северном полушарии."




На земле лежат опавшие листья, желтые и красные. Ещё из жизни в Новой Зеландии, я знаю, что всё, что осенью опадает и желтеет - это не местные растения. Эти растения родом из северного полушария, местные, как правило, круглый год стоят зелеными, за исключение капарисов, конечно. А может быть я и ошибаюсь. Я ж не биолог. О природе я сужу по рассказам русских мужиков, с которыми мне приходилось работать на стройке в Новой Зеландии: в русских "бригадах ух" кого только не было: учителя и строители ракет, тренера и милиционеры, молдаване и грузины, латыши и зелёные выпускники средних школ, и даже переводчики экзотических языков. Все были кладезями земных знаний, чем и делились во время перекуров и в перерывах между медленными взмахами малярных кистей. Вот так и получилось, знания о флоре и фауне южного полушария у меня приобрёл в беседах с русскими малярами.



Я наклонился, чтобы снять опавшую листву и поймал себя на мысли, что когда-то давно, уже лет под тридцать как будет, подобный ракурск я видел однажды в журнале "Китай" на русском языке. А может тоже мне это лишь кажется. Даже белый микроавтобус тойота мне почему-то вдруг показался стареньким китайским микроавтобусом марки цзиньбэй. Таких много ходило по улицам Портового города, где я жил. И осенью также всё было заваленно пожухлой листвой. Дежавю...

Мимо проходит китаец, владелец микроавтобуса, только что вернувшийся из поездки куда-то. Он смотрит на меня с подозрением, но потом понимает, что я фотогграфирую листья, а не его дом и микроавтобус. "Фотографируй!" - говорит он мне успокоившись и проходя мимо.



Я бегу медленно, часто останавливаясь и смотря по сторонам. Солнце поднимается всё выше, дымка на небе начинает таять, но запах осени и палёных листьев остаётся.




Вдали - то ли утренний туман, то ли тот самый дым, который меня так потревожил.



Чем ближе к стадиону, тем дыма больше, он, перемешанный с лучами утреннего солнца, пробивается сквозь ветки тропических растений.




Я выбегаю на стадион и бегу. Останавливаюсь и фотографирую. На удивление, на траве совершенно нет росы.



Я бегу дальше, хочу добежать до той лавочки, где я обычно делаю отжимания, но замечаю, что там кто-то сидит. Я подбегаю ближе, и вижу, что это полная китаянка, сидит с отрешенным видом и смотрит в даль. Не добегая до неё, я "приземляюсь" на соседней лавочке и отжимаюсь. Отжавшись, бегу дальше и вдруг, обернувшись, замечаю, что полная китаянка бежит за мной. Я не то, чтобы и испугался, но всё же решил не делать ещё один круг, а сразу бежать в сторону дома. Кто знает, чего она за мной бежала.



Я забегаю в буш, австралийские заросли и замечаю, что здесь, осень чувствуется меньше. Она есть и здесь, но уже не опавше жёлто-красная, а по-австралийски зелёная и чуть немного пожухлая. "А мужики были правы." - думаю я. - "Местные растения и правда не желтеют осенью."
Слабое солнце пробивается сквозь заросли и по-осеннему совсем не греет.



Я выбегаю на финишную кривую и через пару минут я дома. Домашние ещё спят. Я тихонько захожу в дом и сажусь за компьютер. Сегодня у нас будет поздний завтрак.

"...Я читал в старых книгах о том, как шуршат падающие листья, но я никогда не слышал этого звука. Если листья и шуршали, то только на земле, под ногами человека. Шорох листьев в воздухе казался мне таким же неправдоподобным, как рассказы о том, что весной слышно, как прорастает трава.

Я был, конечно, неправ. Нужно было время, чтобы слух, отупевший от скрежета городских улиц, мог отдохнуть и уловить очень чистые и точные звуки осенней земли..." (Г. Паустовский)

***



Каждое воскресенье на одной из аллей Сиднейского Ботанического сада можно встретить и послушать публичных ораторов, которые практикуясь в ораторском искусстве с радостью делятся с каждым встречным своим открытием или просто взглядами на жизнь.