А. Рахманов (Есин) (sinologist) wrote,
А. Рахманов (Есин)
sinologist

анонс

Начал работу над китайским вариантом "До свиданья, Шан-Кули"

До свиданья, Шан-Кули!

Утром позвонил племянник: „ Дядя, мама умерла. “
_ Сестра.. моя милая, добрая и любимая старшая сестра. Самые светлые и счастливые дни моего детства прошли рядом с тобой. Сам не понимая того, наверное, я любил тебя больше всех на свете. Тогда, давным давно, я даже и не думал о том, что когда-то мы расстанемся: ты, я, мама и папа, бабушка и наши Шан-Кули. Не мог я тогда, в самые светлые дни моего детства, представить, что судьба распорядится иначе, что мы окажемся далеко друг от друга и я стану тем человеком, который, возможно, разбил твоё счастье...
_ Я повесил трубку и долго сидел, смотрел на жизнь, кипящую во дворе нашего дома. Машины приезжали и уезжали. Мамы с колясками и дети, играюшие на детской площадке, приходили и уходили. Старушки, вечно сидящие чуть поодаль от детского шума, болтали о чём-то своём. Вот уже много лет я наблюдаю одну и ту же картину из окна своей кухни: сегодня всё как и прежде... Хотя нет, прежним остался мир вокруг меня, но я стал другим. Раньше, до звонка племянника, нас было двое: я и Лиза, моя сестра. Теперь я остался один. Я и мои воспоминаниями.
_ Хорошо, что именно сейчас жены нет дома, я могу побыть наедине со своими мыслями. Не нужно говорить, не нужно рассказывать, не нужно слушать слов сочувствия моему горю. Да и горе ли это? Смерть старшей сестры в моём возрасте уже вряд ли может быть горем, это неизбежный факт. Она умерла в кругу детей и внуков, за чьи судьбы, я думаю, она была спокойна.
_ Я достал из старенького фотоальбома черно-белую, пожелтевшую и потрескавшуюся от времени фотокарточку. Вот уже почти шестьдесят лет она всегда со мной и её мало кто видел, даже жене и детям я никогда не показывал этот снимок. Раньше, когда, бывало, мы листали альбом, я просто молча переворачивал страницу с этой карточкой. Теперь дети выросли, у них другие заботы. А внукам..., внукам старые фотографии неинтересны. С фотокарточки на меня смотрит молодой китайский парень в белой рубашке и зачесанными наверх густыми черными волосами. Рядом с ним стоит молодая красивая девушка в ситцевом платье в горошек. Мальчишка посередине, с коньками на шее, - это я. Мне десять лет. Позади нас - деревянный забор нашего дома...

再见, 上库力 (译文草稿)

早晨,外甥打来电话说:“舅舅,妈妈去世了”。
姐姐,我亲爱的姐姐,我那善良而又慈爱的姐姐去世了。我童年里最快乐、最幸福的时光是和你一起度过的。那时的我自己也不明白,可能,我爱你胜过爱世上的所有人。还是在很久以前,那时的我甚至没有想过,你、我、妈妈和爸爸、姥姥,还有我们的上库力有一天会分开。在儿时最快乐的日子里,我无法想象,命运会这么捉弄人,让我们天各一方,而我会成为破坏你幸福的人…
我挂断了电话,长时间地呆坐着,漫无目的地看着我们小区里的喧闹生活。车子来来往往。妈妈们推着婴儿车,孩子们在儿童娱乐场玩耍,一拨儿走了,另一拨儿又来了。总是坐在离儿童娱乐场稍远地方的老太太们在谈天说地。这是我多年从自家厨房的窗户里看到的同样画面:今天还是一切照旧… 不过,已经不一样了。我周围的一切还是原来的样子,而我却不再是原来的我了。之前,在外甥来电话以前,我们还是两个人:我和丽莎,我的姐姐,现在就剩下我一个人了。空留下我和我的回忆。
还好,妻子现在不在家,我可以一个人想我的心事。不需要说话,不需要解释,也不必听那些同情我的痛苦的言语。而且这是痛苦吗?在我这个年龄,姐姐的去世未必就是痛苦,这只是一个必然的事实。她在儿孙绕膝中离去,对他们的生活已了无牵挂,我想,她走时应该是平静的。我从旧相册中抽出一张由于年代久远而发黄有裂纹的黑白照片。这张照片跟了我差不多六十年了,很少有人看到过,就连我妻子和孩子们也没见过。以前,每次翻相册时,我都默默地翻过带这张照片的这页。现在,孩子们都长大了,他们都忙着自己的事。而孙子们…,孙子们对老照片不感兴趣。一个年轻的中国小伙子正从照片上看着我,他穿着白衬衫,一头浓密的黑发向上梳着。旁边站着一个穿着圆点印花布连衣裙的漂亮姑娘。中间是一个小男孩,脖子上挂着冰刀,- 这就是我。我当时10岁。我们的后面 – 是我们家的木栅栏……
Tags: 随笔
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • До свиданья, Шан-Кули!

    ... В тот вечер в нашем доме появился бригадир четвёртой бригады мучана, недавно переселившийся в наши края шаньдунец по фамилии Ван. Мы как раз…

  • Городские цветы

    _ У Кольки Фёклина помирал наипервейший друг – Витька Заяц. Колька был младше Зайца лет на пятнадцать. Когда он с армии пришёл, Зайцу уже было хорошо…

  • фотографии русского Китая

    В альбоме у знакомого трехреченского старовера увидел две интересные фотокарточки. Учитель Усов Игорь Николаевич с супругой и учениками. Дер.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments