Eсин (sinologist) wrote,
Eсин
sinologist

Линьцзян - Ключи



В двенадцати км от пос. Шивэй-Олочи, также на самом берегу Аргуни, находится деревня Линьцзян-Ключи. По ту сторону Линьцзяна - наш Нерченско-заводской р-н. Асфальтированная дорога заканчивается после Шивэя-Олочей, машина выезжает на обычную грунтовку. Впереди нас, без опознавательных номеров, спешит машина китайских пограничников. В приграничье работают госхозы. Поля засеянные рапсом, из которого жмут масло, а жмых идёт на корм крс. В отличие от российского приграничья, да и остальных сельских районов Забайкалья, пейзажи на китайской стороне радуют глаз. Сельское хоз-во, работающее при поддержке гос-ва, важный фактор благополучия: те, кто не занят в туризме, живут работая в госхозах. Не видно ни разрухи, как на той стороне, ни пьянства, ни потерянных и неустроенных сельских жителей. Все как бы при деле.





В Ключах мы заезжаем к Михаилу Громову, Бянь Чжунхуа. Ещё в Эньхэ-Караванной, мне посоветовали "в Ключах заехать к Миньке". Минькой и оказался дядя Миша, мой старый , ещё по жизни в М., знакомец. Лет двадцать не виделись, меня он не узнал. Когда я представился, он как-бы узнал меня, хотя по нему и было видно, что это не совсем и так. Постарел. Многое в памяти стёрлось.



После многих лет, проведённых в М., Михаил Бянь Чжунхуа вернулся в родные Ключи. Летом живёт за счёт туризма, держит небольшой, столов на шесть ресторан и нанимает помощника. Помощник, не обращая внимания на наш приезд продолжал лепить котлеты: к вечеру в деревню должны будут приехать на ночь автобусы с туристами. А котлеты - это одно из немногих "исконно русских блюд", которое местные элосы постоянно предлагают попробовать туристам.



Сын дяди Мишы, мой ровесник. В отличие от отца, он меня узнал. Я тоже. Он постарел, сильно хромает: болят ноги.
Рядом с рестораном отца построен новый дом в русском стиле, в нём расположена гостиница старшего сына дяди Мишы "Ресторан Гриша". Можно сказать, что хороший пример того, как вся семья живёт за счёт своего этнического происхождения, как и многие элосы в Трёхречье. Хотя, как я узнал, и сам Бянь Чжунхуа и его дети в домовых книгах записаны как ханьцы. Когда после событий культурной революции и послед. десятилетия можно было менять этническое происхождение, напуганный Михаил Громов-Бянь, как и многие элосы решил ничего не менять и по документам остаться ханьцем.




Пока Бяни готовили для нас обед, мы решили прогуляться по Линьцзяну-Ключам. Недалеко от ресторана дяди Миши мы сразу увидели русскую белёную мазанку с китайскими окнами без ставен и, как часто это бывает в Трёхречье, без крыльца.






Надворные постройки тоже русские, старые. Пройдя через двор, можно попасть в огород, где растут обычные для русских огородов овощи, включая укроп, который совершенно не используется в кит. кухне.






У ворот, на скамейке, сидел старик элосы. Мы подошли к нему и поздоровались. Мать Корнеева Николая, Яо Дяньхуа, 84-х лет, была родом из Петербурга. С разрешения хозяина я прошёл через двор в огород, постоял там, посмотрел по сторонам. Линьцзян-Ключи, как не крути, историческое место. В конце 1920-х здесь, думаю, было жарко. С одной стороны белогвардейцы и белокитайцы, с другой стороны наши красноармейцы.



Уже потом, вернувшись в АУ, в книге А. Тарасова и А. Янкова "Русские Трёхречья: история и идентичность", я обнаружил фотографию Николая Корнеева, на которой он выглядел намного моложе. Фотография в книге, как я понимаю, была сделана в 2011 году, прошло шесть лет.



Поговорив с Н. Корнеевым мы вышли за село. В дали виднелись производственные территории местного госхоза. Всё путем. Социализм.



Гуляя по Ключам я наблюдал рядом стоящие старые и новые постройки. Несмотря на свою отдалённость от "цивилизации", отдалённость от больших турмаршрутов и шума городов, село живёт. Где-то кто-то что-то пилит. Много семейных закусочных. Село готовится к вечернему заезду туристов.





Старый, более ста лет, русский дом. На стене табличка - памятник культуры, охраняется гос-вом


Бяни-Громовы накормили нас китайским жаренным мясом и древесными грибами, домашним маслом и холодцом с квашенной капустой. Как и положено настоящему двору элосы - смесь китайских и простых русских блюд.



На стене красовалась недавняя надпись: туристы хвалили и благодарили "милый старичков" за гостеприимство и разумные цены.

Линьцзян-Ключи, деревня на самой границей с Россией оставила хорошее впечатление. Жаль, что мы не запланировали там заранее заночевать. Интересные исторические места, было бы хорошо провести там побольше времени и поговорить с местными стариками, их всего-то там четыре человека осталось, как сказал Николай Корнеев. Походить по местам, послушать приграничные истории.





Выезжая из села, мы встретили двоих парней на четырёхколёсном мотоцикле. Тот, что был за рулем, имел явно выраженные русские черты лица. Таких как он очень много по ту сторону Аргуни.
Tags: Трёхречье, русские в Китае, элосы, этнография
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments