Eсин (sinologist) wrote,
Eсин
sinologist

Что я видел из окна уазика




Есть такие отдалённые места в нашем районе, где мало кто из жителей райцентра бывал. Дорога туда долгая и вся в ямках до колдобинах, даже и при желании не каждый туда сможет добраться. А т.к., края те отдалённые нынче ничем особенным и не примечательны, то, наверное, не каждый и пожелает так долго трястись туда без особой надобности. Я же уже давненько мечтал там побывать, не только чтобы посмотреть красоты тамошней природы, но и найти, если получится, то, что осталось от старинного молибденового прииска, который существовал в тех краях до середины 1950-х годов. Забегая вперёд, скажу, что останков прииска я там особенно и не нашёл, а многое, что услышал от местных жителей, мне уже было известно. Но всё-таки я увидел много интересного и красивого в тех краях. Такие деревни не показывают по тв, и сюда никогда не прилетит на вертолёте и не приедет на "лада-калине" руководитель страны.

Хорошо, что у нас есть уазик, ему колдобины да ямки не страшны, можно не только по плохой дороге ехать в отдалённое село, но и при надобности заехать далеко в бездорожную тайгу.






Уже сев в уазик, мы увидели нашего соседа, человека добродушного и разговорчивого, уроженца тех мест, куда мы собрались. Поприветствов соседа, мы поинтересовались состоянием дорог в тех края. Сосед заверил нас, что дорога нормальная, можно не только на уазике туда доехать, но и на "японке", да и паром ходит, реку можно переплыть и побывать в бывшей приисковой деревне. Правда он и добавил, что на "японке" в слякоть туда уж точно не проехать.




Поехали!
Выехав из райцентра, мы увидели поля районного сортучастка. Раньше, сортучасткок был вспомогательным предприятием для всех колхозов. Здесь проводили опыты с зерновыми культурами применительно к местному климату и делились данными исследований с колхозами. Чем теперь занимается всё ещё существующий сортучасток, никто не знает. Каких-либо больших посевов я не видел, о состояние сельского хозяйства лишь могу судить по родному колхозу: в марте этого года он, последние лет двадцать существовавший в виде ОКХ, объединённого крестьянского хоз-ва, официально распался, члены хоз-ва поделили всё оставшееся имущество и стали жить кто как может. Но даже и не владея основной информацией, можно заметить, что посевные площади на сортучастке тоже сократились: добрая половина поля покрыта сорняками и травой. На другой, малой части участка, желтеет пшеница. Надеюсь, что труд агрономов в районе всё-таки нужен.
Интересен тот факт, что хотя коллективного хозяйствования уже практически нет, но при администрации сельской, возглавляемой единоросом, администрации существует Управление по сх (точного названия не помню). Однажды, в середине августа, в районной газете была напечатана, по инерции, не иначе, статья-отчёт начальника этого управления о состояние дел в сх района на текущий момент. Начальник этот, конечно же, единорос, в положительном тонах, мол, всё идёт запланированным путём, выдал на гора цифры о размерах посевных по каждому селу. Я спросил у своих земляков об этих цифрах, так ли, мол, это. Земляки лишь смеялись: какие цифры могут быть от тех, кого уже с марта месяца не существует?! Т.е., вполне возможно, что начальник большинство цифр просто взял из головы или из старых данных. Может быть кто-то из единоличников и дал ему какие-то цифры, но в газете не было указаны фамилии или наименования ОКХ, лишь названия сёл. В общем - хорошая тема для журналисткого расследования. Вот только редактор "общественной газеты" тоже коммунист единорос.

Вчера, опять на "Р24", сказали, что за последние два года РФ вышла из ступора по зерновым и обогнала США и Канаду по экспорту зерновых. Вполне возможно, хорошо бы если и правда так, но только явно увеличение этого экспорта идёт и при участие забайкальских крестьян. Мой же родной район живёт явно но земледелием.



На встречу нам попалась "нива" моего друга детства и дальнего родственника. Мне подумалось, что нынешний уклад жизни и правда очень отличен от того, который я помню из своего детства и юношества. Помню времена, когда края наши отличались особым гостеприимством: если приезжал кто-то в село, то все родственики считали за честь "вывести гостя", т.е., устроить большое угощение как для самого гостя, так и для всех причастных. Того же правила придерживались все, кто в детстве или молодости дружил или учился с вернувшимся земляком. После угощений у родственников, шла очередь соседей и друзей. Все тогда гуляли по несколько дней, с перерывами на работу, конечно: ели и пили, много смеялись и вспоминали прошлое, пели песни и плясали. Весело было и взрослым и детям, даже если подарков гость и не дарил, на столе было много вкусного. Да и взрослые, как правило, были более благосклонны к детским шалостям и практически не ограничивали нашу свободу. Мы вкусно ели и занимались тем, чем хотели. А что ещё ребятишкам надо?

Сейчас всё по-другому. Кроме самых близких родственников да настоящих друзей в гости уже никто не приглашает. Вот и этот "друг детства и дальний родственник", встретив однажды меня в центре села, поговорил со мной из вежливости пару минут и побежал дальше по своим делам. Все в своих делах и заботах. Особого гостеприимства в своих земляках я уже давно не замечаю. Не знаю, то ли и правда жить стало тяжелее чем раньше, поэтому нет особого желания да и сил тратится на застолья, то ли мало кому, за горой личных забот, было дело до меня. Но я не в обиде, просто говорю у том, что видел. Так даже и лучше: остаётся больше времени для наблюдения за окружающим и размышлениями о прошлом и сегодняшнем дне. Выпивоха с меня тоже некудышный, да очень часто и говорить не о чем: живём-то разными жизнями.



Перевалив гору, мы увидели то, что раньше было колхозными полями: всё вокруг заросло молоденькими елочками. Чем дальше от дороги, тем елки были выше. Теперь, я думаю, вопрос о бесмысленности вырубки ёлок на новогодние праздники снят с повестки дня: поля широкие, ёлок много, жителей мало. Всем хватит на сто лет вперёд, если так и будем строить демократию и рыночную экономику. Вопрос лишь в том, что проживём ли сами ещё сто лет при таком строительстве...
Если год от года видешь как на бывших полях подрастают ёлочки, к виду этому, наверное, привыкаешь. Когда ничего, кроме ёлочек на полях и не видел (родился после 1991-го или приехал в первый раз), тогда картинка предстаёт довольно милая: тайга растёт! Но когда раньше здесь видел другое, а то и бывал на этих полях, то от чувства тоски, на тебя наваливаемого, хочется бежать и прятаться.



Оставив позади райцентр, мы выехали на грунтовую дорогу, которая больше походила на стиральную доску, чем на автомобильную дорогу.



Недалеко от основной дороги расположилось небольшое село, часть бывшего совхоза, состоявшего из двух сёл, расположенных неподалёку по обе стороны дороги. Здесь, на сколько мне известны, все жители села живут единолично, за счёт своих хозяйств да пенсий стариков. Впрочем, так практически во всех сёлах.
Уже потом, оказавшись в областном центре, видел агитационные щиты кандидатов в депутаты. Лозунг кандидат от справедливоросов (эсеры, их кажется иногда называют, но у меня при упоминание партии эсеров сразу Евно Азеф вспоминается) был предельно прост - НАС УСЛЫШИТ МОСКВА. Этим всё сказано - Забайкалье - богом "Справедливой Россией", Россией демвыбора, забытый уголок. А сколько таких уголков по всей стране? Вот..., в том-то и дело. С трудом верю, что где-то в Магаданской области или в районах Архангельской области, дела обстоят также как и в Московии.






У дороге, у моста через небольшую речку, удили рыбу деревенские ребятишки. Я уже давно заметил, что здешние дети легко и охотно вступают в разговоры. Подобное отношение я встречал и встречаю в китайских детях. Про детей из Австралии говорить сложнее: во-первых, австралийских детей не так уж и легко встретить одних, без надзора взрослых, а во-вторых, тамошние дети со школьной скамьи приучены в разговоры с незнакомцами не вступать. Да и попытка заговорить чревата последствиями - не дай бог, увидят родители, могут возникнуть ненужные объяснения. Хорошо, конечно, что деревенские дети всё ещё могут проводить лето в лесу да на речках. Остаётся надеяться, что так будет всегда.

Местные дети очень любят фотографироваться. Спустя несколько дней, мы собирали неподалёку грибы и нарочно завернули в село, чтобы отдать своим новым знакомым фотокарточки. Детей мы нашли на крыльце сельского магазина и отдали им снимки. Счастья им.



Большой рыбы, конечно, в такой маленькой речушки быть не может. Ребятишки ловили гальянов, которые дома отдавали кошкам. Когда я был маленьким, мы обычно ловили амолек, которых тоже отдавали своим кошкам. Иногда мы всё это добро пытались коптить на кострах, но даже и после "копчения" такую рыбу нельзя было есть - слишком уж она мелкая.

Файзулин молча, руки в брюки, ходил среди мальчишек и наблюдал. Было видно, что он тоже хотел попробовать удить рыбу, но ложная гордость мешала ему заговорить с дружелюбными ребятами. Я уверен, что начни он с ними разговор первым, ребятам сразу же бы приняли его. Уже в машине он начал расспрашивать меня почему да как. Чувствовалось, что его поразила та свобода, в которой живут его деревенские ровесники.



На подъезде к очередному селу на нашем пути, дорога, от хорошей накатанности, стала чуть получше и уазик весело мчался вперёд. Ярко светило солнце, открывающиеся виды местной природы радовали глаз. Всё-таки прав был Чехов говоря: " В Забайкалье я находил все, что хотел: днем скачешь по Кавказу, ночью по Донской степи, а утром очнешься от дремоты, глядь, уж Полтавская губерния... Забайкалье великолепно. Это смесь Швейцарии, Дона и Финляндии.". Раньше я часто ездил по этой дороге в гости к тёте и поэтому хорошо помню эти места. В памяти отложились картины тех лет и когда накладываешь увиденное на отложившееся в памяти, то видишь разницу.
Опять поля. Повторюсь сказав, что раньше не было зарастающих сорниками полей. Но это постоянно бросается в глаза, не говорить об этом нельзя. Дороги и тогда были плохие, но тогда и движения было больше, ходило много грузового автотранспорта, автобусов. В сёлах проводились субботники и сельские советы следили за благоустройством сел и как выглядят улицы. Было много наглядной агитации, призывов партии и как бы ответы народа на эти призывы. Сейчас на это многие смотрят с иронией, но наглядная агитация в виде щитов по краям улиц лично у меня вызывали лишь положительные эмоции. Улыбающаяся и стремящаяся вперёд молодёжь с книгами в руках , комбайнеры и доярки, тоже улыбающиеся, дающие Родине хлеб и молоко. Всё это не может не выхывать позитивных эмоций. Теперь же в сельской наглядной агитации на улицах нет ничего кроме призывов голосовать за "ЕдРо", какие-то рекламные плакатики на окнах магазинчиков, да вывески об обезналичивании материнского капитала. Вот и всё. Эмоции есть, но явно не положительные.



Пастух. Не знаю на каких условиях пасутся теперь стада жителей сёл. Разница, правда,тоже заметна: раньше у нас все пастухи пасли стада верхом на конях. Как правило, колхозы приписывали к пастухам, пасущих личные стада колхозников, коней.



На подъезде к селу мы въезжаем на асфальтированную дорогу. Привет от Советской власти!



Бывая не таким уж и частым гостем в родных краях, я, мне кажется, чётко замечаю все изменения в быту земляков. Стало больше частных машин. Районный центр прямо-таки и кишит частными автомобилями. Примерно такая же картина видна и в сёлах района. Все легковые автомобили, как правило, лишь за малым исключением, японские. Рыночная действительность - отечественный автопром приказал долго жить. К слову сказать, подержанные японские авто стоят на порядок дороже подобных автомобилей в Австралии или Новой Зеландии. А расстояние до Японии от нас ближе. Тогда почему так?
Я не думаю, что наличие автомобиля во дворе признак зажиточности. Это необходимость, это, если на то пошло, признак прогресса. Так и должно быть. Вот только как всё это покупается. Если втридорога да ещё и в многопрооцентный банковский кредит, то это огромный удар по бюджету семьи, часто в ущерб другим потребностям. Разговаривая со многими жителями я, не скрою, слышал и такую мысль, что, мол, хорошо сейчас живём, машины есть, в магазинах всё есть. А что дальше? Покупательская способность-то невысокая. Цены высокие, денег мало. Впрочем, так всюду, при капитализме производитель да продавец думает лишь о личной выгоде, а не о повышение благосостояния жителей страны. Только у РФ демвыбора есть одно различие со странами Запада, к которым она так стремилась все эти двадцать пять лет : там есть соцгарантии, в худшем случае страхование, а в РФ, подобного нет. Тратя деньги на автомобиль, а не отлаживая на чёрный день - ты рискуешь. И случись какое горе в семье, а денег может и не быть...



Ещё во времена моего детства - приделом мечтаний всех подростков был отличный в использовании, всегда безотказный мотоцикл "Минск". Так получилось, что у меня никогда не было мотоцикла и я всегда завидывал тем ребятам, у кого они были. Особенно завидывал тем, у кого были "мински".
"Мински" той поры ещё можно встретить на дорогах, а пару раз я даже видел молодых ребят на новых моделях этой марки. Судя по тому что я видел - современный "минск" тоже хорош.



Слева по борту - старая, но ещё не развалившаяся, автобусная остановка, выкрашеная в цвета российского триколора. Привет от "Единой России".
Проезжая мимо остановки, которая была построенна во времена, когда рейсовые автобусы почти бесплатно возили колхозников в райцентр и обратно, триколор на стене выглядит мягко сказать аляповато. Патриотизм - это очень важное чувство. Без оного нельзя выжить стране. Но слишком уж натянутый какой-то патриотизм в виде триколоров в российской глубинке. Для меня триколор связан не с ракетами в космосе, не с огромными кораблями в океане, не с высотными зданиями, а с покосившимися заборами да избами, с "Нашим Домом Россией" и "Единой Россией". У истории нет сослагательного наклонения, об этом все говорят. Но я уверен, что вейся бы над селом красный, серпасто-молоткастый флаг. Село это выглядело бы куда лучше и веселее.
В СССР уже вернуться нельзя, я это понимаю, но и сейчасный путь, по которому идёт страна - путь в никуда.
Военный китаист А. Девятоа, изучив китайские источники об устройстве мира и занимающегося исследованиями под названием небополитика, вывел три составных, при которых мы можем вылезли из той пропасти, в которую попали. Одна из составных - это смена символов. Триколор, да и двухглавый орёл явно не то, на что мы должны равняться. Нет в триколоре положительного, всё что с ним связано - всё имеет отрицательную энергию, перечислять не стоит. Надо менять и курсы и символы.



Не в каждом селе теперь есть Дом культуры или даже школа с детсадом, но в каждом есть пара другая лавок да церковь. Уровень 1913 года достигнут! Иногда доходит до абсурда, из-за этой асурдности я и фотографировать не стал: статуя деятеля раннего периода истории СССР, в честь которого был назван колхоз, позади статуи - новоотстроенная церковь, впереди статуи монумент жертвам политрепрессий. Вокруг этого комплекса - разбомбленные здания бывшего колхозного правления. Или статуя обезглавленная статуя В.И. Ленина на фоне опять же новенькой часовенки. Молодежь, зайдя со спины статуи, подставляет свои неумные головы к телу вождя с вытянутой рукой и фотографируется на мобильные телефоны.



У девушки в руках - сотовый телефон. Весьма вероятно, что она вышла на точку, откуда телефоны ловят сигнал. Такие точки есть во многих сёлах. Стационарных телефонов теперь очень мало, а сотовая связь работает не везде.



По дороге часто встречалась различная сельхоз. техника. Я не вдавался в подробности дележа колхозной техники, не знаю как всё это происходило. Знаю лишь, что те, кому достались техника, могут жить лучше тех, кому таковая не досталась: трактор позволяет не только обслуживать нужды своего хозяйства, но и также искать заработка на стороне. Мои знакомые говорили, что так стало лучше, чем раньше в ОКХ, которые хоть и пытались жить коллективно, но без поддержки государства это сделать было трудно. Теперь же, при наличии техники, каждый отвечает только за себя: побегал, поработал, может что и заработал. В ОКХ же денег никто не видел. Вырастят хлеб, его им поделят. А там сам решай - либо продавать этот хлеб, либо выкармливать скот. Вот как только с теми, кто не имеет той хватки да сноровки?



И опять стиральная доска. Довольно опасный поворот. Если выскочить из села на скорости в лёгком автомобиле на такое покрытие - на повороте трудно будет избежать аварии.
Сегодня, когда писал эти строчки, по "России24" выступал зиц-председатель Фунт Дима Медведев. Видимо на неделе в поездки по Бурятии и Чите, он узнал, что "2/3 наших дорог находятся в плохом состоянии". Он, мягко говоря, лжёт. Лично я, проведя полтора месяца в Забайкалье, хороших дорог не видел. Все дороги опасны для вождения. Хороших дорог нет вообще. Есть дороги, по которым можно ездить с привеликой осторожностью и есть дороги, по которым ездить опасно для жизни.



Легендарный Т-16.



На подъезде к русско-бурятскому селу. Село, к моему удивлению, выглядело весьма печально: местные жители, русские, считают, что буряты живут чуть лучше. Они держут больше скота, у них не прерваны родовые связи и взаимоподдержка, они меньше злоупотребляют алкоголем. Кстати, это село - малая родина главного ламы России.



Судя по виду - не местные. Интересно, что они здесь делают?



Малая родина главного буддиста России выглядит весьма неухоженно, даже асфальт на центральной улицы не скрашивает общего беспорядка и запущенности.
Мы быстро проехали русско-бурятское село, фотографировать там было нечего.



Мы свернули с трассы и проехав несколько километров выехали в долину, где расположено бурятское село. Здесь, в местном дацане, хранится буддийская реликвия, священная книга. Уазик на скорости проскочил село и я опять ничего не успел сфотографировать. Всегда так получается, когда за рулём сидит человек, далёкий от фотографии и страсти к путешествиям.



Другое село. Говорят, центральная улица села - самая узкая из всех центральных улиц в районе. Здесь, ещё с советских времён, сохранился кондитерский цех, основной продукцией которого являются обычные прянники, которые можно купить всюду по району.



Село поразило меня количеством заброшенных домов. Зрелище, опять, очень удручающее: брошенные и развалившиеся дома на центральной улице не могут позитивно влиять на восприятие мира.






Останки старины глубокой...Теперь таких ворот не делают. Таким воротам не меньше ста лет.



Ещё одинброшенный дом.



Мы въехали в очень живописное место - растянувшееся на пять километров вдоль берега реки село. Увиденный пейзаж, несмотря на очень печальный вид всего села, поразил меня своей красотой, я бы сказал киношной красотой. Здесь можно снимать кино о дореволюционной России.



Родина нашего соседа.



И здесь тоже можно увидеть много заброшенного жилья.



Посреди села нас остановили два мужика, пытавшиеся завести трактор. Несмотря на раннее время, оба мужика уже были выпивши. По-сельски скупо на вежливые слова, мужики попросили нас помочь подтолкнуть трактор: явная хмельная оторванность от реальности. Поняв, что трактор четверым мужикам подтолкнуть невозможно, они попросили нас добросить их до начала села, хотели найти другой трактор. Мы согласились. Уазик увёз мужиков в начало села.



Я подошёл и попытался завязать разговор с бабами, сидящими на лавочке неподалеку и с любопытством наблюдающими за тем, как мы пытались завести трактор. Бабы встретили меня не очень-то и приветливо: видали они таких городских оболтусов. Видя их недоверие ко мне и нежелание вступать со мной в разговор, я всё-таки продолжал попытки разговорить их.
- А чего это вы здесь все сидите? В лес собрались? - спросил я их, зарание оценив их полупоходный вид, рукзаки и канистру с водой, стоявшей рядом.
- Ждём кахды аны трахтар завидуть, на пакос чиряз речку паедим. Моста-та нету. И нихто строить ня хочить.
Зайдя из далека, я начал говорить о предстоящих выборах.
- Моста, кстати, и не будет, если в сентябре не проголосуете за кандидата из КПРФ. Ему тоже трудно будет взять и сразу всёпривести в порядок, но одно я знаю точно: он не даст дальше разворовывать район, постепенно и мост поможет построить, я думаю. Знаете его? Вы за кого голосовать будете?
-Вой вайди-ка ты, наклипа аны нам, тваи кандидаты. Я сама за сибе.
- Ну если сама за сибе, тогда и мост сама строй.
- Вой а ты хто такой, из Читы штоль?
- Ну, как бы да. Неуполномоченный представитель штаба КПРФ.
-А-а-а...А чего тут езьдиишь-та? - Недоверчиво спросила одна из баб.
Я, самовольно взяв красный мандат, продолжил говорить о приближающихся выборах, о сложном положение и вероятном ухудшение оного в случае, если все мы сделаем неправильный выбор. Говорил о ворах, которые лишь умеют воровать, сладко говорить и ничего не делать для народа. Бабы, кто усмехаясь, кто с интересом, слушали меня. Одна, явно недовольная моим присутствием, встала и зашла во двор дома. Все согласились с тем, что я говорил, но на выборы идти отказались: нет никому веры.
Это именно то, как я понимаю, на что и расчитывают те, в чьих руках находится власть в стране: всеобщее равнодушие - их главный союзник.



- Можно я вас сфотографирую? - спросил я у баб.
- Да вайди ты! - замахали на меня бабы.
Стоявший рядом мужик захихикал и я предложил ему сфотографироваться.





Вскоре подъехал выпивший горе-тракторист и тоже было отказался фотографироваться.



Мы поехали дальше.



Старинное здание. Вполне возможно, что строилось оно под церковь, ещё при царе, но потом здесь был сельский ДК и библиотека. Мы проскочили мимо и я решил, что на обратной дороге здесь нужно будет остановиться.



Разбитая пыльная дорога, древние неухоженные избы на правой стороне дороги, кусты крапивы, тихая, но полноводная река по левую руку - всё это создавало какой-то неописуемый пейзаж. Местные виды вызывали странные чувства: не деревня, а какое-то кино. Почему я не кинорежиссёр? Вдохновение здесь у нас можно черпать из каждой былинки.







Говорят, раньше, на этом берегу работала археологическая экспедиция. Искали стоянку древнего человека.



Через некоторое время мы подъехали к конечной точке нашего путешествия. Перед нами раскрылась долина, с высокой горной грядой на правом берегу. Где-то здесь был молибденовый прииск.

На встречу нам с того берега вышел паром с японским авто на борту. Мы с интересом разглядывали окружающий нас пейзаж: такие места грех забрасывать. Здесь должны строиться курорты и турбазы.

Все эти несколько часов поездки я пытался ловить положительное. Но лишь природа продолжала радовать мой глаз и будоражить воображение.

Tags: РФ, места
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments