Eсин (sinologist) wrote,
Eсин
sinologist

Чужой среди своих...

Читаю "Семь лет с Горьким" Ильи Шкапа. По приезде в Москву из Италии, Горький в своей очень краткой речи к собравшимся его встречать жителям города взволновано сказал: "...Вы стоите на лесах стройки, и вы не видите её масштабов...Нам, наблюдающим эту стройку со стороны, виднее ваши достижения!..." . Вот уже три недели я брожу по родным краям, смотрю за жизнью вокруг, спрашиваю людей, пытаюсь для себя делать оценки происходящего и меня постоянно не покидает мысль, что мне, живущему на стороне, пропасть, в которую здесь всё катится, виднее. Мыслями своими я ни с кем не делюсь, боясь обидеть, ранить, да и просто резкой реакции в роде "понаехали тут, критики!" не хочу. Не хочу прослыть зазнайкой, что вот, мол, "с заграницы приехал", посмотрите на меня, многоопытного и много видевшего. Ничего подобного.
Просто прав был Горький, и я сам всё это время думал о том, что часто со стороны-то виднее, лишь боялся кому-либо здесь высказать это. Местные часто меня спрашивают как, мол, на родине, нравится?...Что я могу ответить? Что не могут мне нравится ни покошенные заборы да избы, пустые колхозные гаражи да амбары, пьяные с утра опухшие лица, отсутствие денег и "цены как в Австралии" на товары низкого качества в частных магазинах, где продавцам, которым тоже мало платят, наплевать на покупателя. Могу ли я умилятся при виде детей с крестиками на тонких шеях, поющих "Я люблю нефть" на закрытие летнего лагеря? Или церкви в каждом селе, где уже нет никакой инфраструктуры, не говоря уже о работе, и где закрываются детсады и школы? Не может мне нравится и то, что большая, но всё же надеюсь не бóльшая, часть населения оболванена и живёт по принципу "при Ельцине ишо хужа булó, щас-та хуть парядак какой-та, я за Путина, он вырулил усё.". Мне становится страшно, что людская память лишь сохранила ужасы ельцинизма, а то, что было до этой пьяной твари - уже лишь в подаче сванидз и карауловых. Мне становится страшно, когда многие говорят, что "никому не верю, живу сам по себе" и на встречу с кандидатом-коммунистом из области, порядочным человеком, приходят лишь десять старух да стариков. И тогда наваливается до ужаса страшная безнадёга и я начинаю думать, что всё потеряно, уже ничего хорошего не может здесь быть, 91-й год не закончился, он всё ещё продолжается и полный крах лишь только начинается.

Сидя далеко, в Южных морях, всё видится по-другому. Знаешь, что здесь всё плохо и тяжело, но есть какая-то гордость за то, что ты - часть чего-то пусть и больного сейчас, временно, но великого. И хочется не потерять связь с этим Величием. Ради этого ты продолжаешь читать умные книжки, смотреть умное кино, слушать умное радио, говорить с ребятишками только о хорошем и только на Великом и Могучем, живёшь возвращением на Родину. Но приехав сюда и увидев здешнюю жизнь с близкого расстояния, позволяющего хорошо всё рассмотреть, сразу же понимаешь, что всё на самом деле здесь очень страшно и чревато ещё худшими последствиями. Понимаешь, что великой культуры не осталось, не может её быть на РенТВ или частной радио-станции, где крутят лишь попсовые песенки однодневки. Понимаешь, что частная собственность, читай, неограниченная жадность кучки пронырливых дельцов, не сможет поднять страну, а лишь её разрушит, что квасной патриотизм, навязываемый народу, замешанный на напускной набожности и советских песнях да фильмах про войну - опасная штука, шапкозакидательство. Понимаешь, что наплевательское отношение власти к образованию детей и всеобщему бесплатному здравоохранению может протянуться поколения полтора, а потом наступит всеобщая смерть. И тогда хочется встать и крикнуть, что так нельзя, но понимаешь, что тебя никто не услышит...
Tags: ich kann nicht schweigen, авылым
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments