February 1st, 2020

Вот такие дела...

_ Самую старую русскую школу в Сиднее, которая лет сорок по субботам открывала свои двери для детей русских эмигрантов из Китая, перемещённых лиц, а затем и для выходцев из бывш. СССР, в декабре прошлого года выгнали из уже ставшим историческим для русской общины помещения. Буржуазный мультикультурализм, о котором ещё недавно трындели на всех углах, нынче не в моде. Либеральные политики, нынче находящихся у власти, слюней по поводу мультикультурного общества не пускают, это и даёт многим возможность сокращать расходы и помощь не англоязычным иммигрантским общинам.

_ К счастью, новое помещение нашли. Субботняя русская школа переехала на территорию другой гос. школы, которая согласилась принять "погорельцев" . Всё вроде бы хорошо, но на новой территории нет помещения для библиотеки, и поэтому родительский свет решил все книги раздать желающим. Книг оказалось очень много для общественной организации, в основном это учебная и художественная лит-ра изданная ещё в СССР. Остальные, которые остались неразобранными, выкинули. Другого выхода не нашлось. Понять тоже можно, ведь всё держится на энтузиазме родкома. Из всего добра, я навыбирал себе полную сумку и ящик томиков изщвестных и неизвестных советских писателей, а также Бунина, Гончарова, Стендаля, Ж. Верна, Бальзака, Стивенсона, Д. Танидзаки, Доде и др.




Эта книга, оказывается, как мне сказал один из моих знакомых, тогда распространялась по подписке на сдачу мукулатуры. "Сохрани, - сказал он. - раритетное теперь издание." Не знаю, раритет ли, но книга, несомненно, хорошая.

_ Родители оказались гражданами сознательными и бóльшую часть библиотеки разобрали. Оставшаяся часть была опять скидана в ящики, до приезда грузовичка мусорщика, и кучкой сложена у подъезду автомашин. Некоторые издания лежали на полу, рядом с ящиками. Мимо проходил директор школы, сын перемещённого лица, русский австралиец, ярый антисоветчик, сторонник либеральных ценностей, богатей и, видимо, радящий хозяйственник. Директор увидел два томика, одиноко валявшихся чуть поодаль от всей кучи. Несмотря на массу забот, он приостановился, заботливо подопнул два, никому ненужных томика, к общей куче, и пошёл дальше.