Eсин (sinologist) wrote,
Eсин
sinologist

По поводу...

В русскоязычной прессе (а точнее одной из двух газет) Сиднея промелькнуло сообщение, которое меня  заинтересовало и я решил посмотреть, что пишут мои земляки по поводу визита забайкальского казачьего генерала. И оказалось, что да, пишут и очень даже и радуются событию: как ни крути земляк к землякам приехал. Всё бы хорошо, но вот один факт, который, всё-таки, мне, как и многим моим землякам,  не понятен, а именно почему ж это славный генерал, Советник губернатора одного из субъектов РФ, где на федеральном уровне уголовно наказуемо оправдание нацизма, фотографируется в обнимку с портретом военного преступника чьи деяния даже и после распада СССР не были оправданы. По закону Семёнов был и остался бандитом и врагом, а залётные генералы из РФ, провоприемнице СССР,  в гостях у австралийских земляков отдают почасти госпреступнику. Интересно, кстати, законны ли по-австралийскому законодательству, которое, я думаю признаёт решения Токийского процесса по преступлениям японцев во время Второй Мировой Войны, где Семёнов фигурировал как пособник японцев, попытки реабилитации или поклонения военному преступнику Семёнову?.. Хотя, вопрос это чисто риторический, понятно, что заниматься этим никто не будет.
Не живя в Забайкалье и мало чего зная о деятельности современного Забайкальского казачества (помню в 1992-м казаки плётками монголов на вокзале от касс отгоняли) мне трудно понять одно : либо генерал не совсем понимает, что делает, либо он намеренно нарушает закон.
В связи с этим мне вспомнился случай годичной давности, который со мной произошёл в одном из центров русскоговорящей общины в Сиднее. В прошлом году День Победы совпал с православной Пасхой, про что я, конечно же, не знал. Я зашёл в центр и увидев старичка-вахтёра поздравил его с Праздником.
- И тебя с праздником.. - живенько отозвался, как я сразу же заметил, подвыпивший вахтёр. - Христос Воскресе, как говорится.
- Да нет, я вас с Днём Победы поздравил. - ответил я уже поняв, что передо мной сидит не бывший советский/российский пенсионер, а так называемый харбинец, этнический русский, уроженец Китая, таких много в Австралии. Из Китая в Австралию они перебрались в конце 1940-х, 1950-х и самом начале 1960-х годов.
Старик зло зыркнул на меня и ответил:
- Кому победа, а кому и горе-страдания.
- А чего так? - прикинувшись что ничего не знаю и не понимаю я поинтересовался у старика
- Хе, - когда коммунисты пришли, всех же поарестовывали и увезли.
- А что, при японцах лучше было?
- Лучше, нас не обижали.
- А ну да, вы ж у японцев в отряде "Осано" служили, вам за это хлебные карточки давали, жизнь и правда лучше чем у китайцев была. А за это вы должны были в случае войны выступить против СССР.
- Я тогда маленький был. - ответил старик, - но отец мой, казак, боролся с коммунистами.
- А как боролся-то? - поинтересовался я.
-Был казаком, - ответил старик  и больше не стал со мной разговаривать, видимо понял,  что меня интересует тема, но  он не мог понять кто я такой и почему спрашиваю.
Спустя несколько дней я всё-же смог разговорить старика, заказал пива и себе и ему, он рассказал мне много о его молодости в Южной Америке, после отъезда из Китая в 1949 году и зрелых годах в Австралии, но он упорно не хотел говорить о жизни в Маньчжоу-Го: сотрудничество с японцами всё-таки есть факт, и если не он, как малолетний, то члены его семьи очень вероятно сотрудничали с японцами и старик, скорее всего понял, что я не считаю подобное геройством.
Таких, как этот старик, много. Мне довелось встречаться со многими  трёхреченцами и я заметил один схожий момент: обычно они начинают рассказы о своей жизни в Китае года так с 1947-1949, времён японской окупации как бы избегают. Лишь один раз один из моих собеседников, который никогда, как я понимаю, не был настроен антисоветски и промонархически, мне открыто сказал, что и его отец в полиции у японцев служил и его брат с дядькой в отряде "Осано". Как он рассказывал, они стояли в дозорах на границе, мол, и с советскими пересекались. Но как именно, мой собеседник рассказать не мог, он просто не знал. Дядьку, к слову сказать, забрали и увезли сразу же как только Советские войска вошли в Драгоценку, где жила семья моего знакомого. Как он сказал: "Арестовали видно за дело, в  первый же день."
И ещё один момент. С раннего детства помню, что по весне, когда в Забайкалье активизируются энцефалитные клещи, старики, а многие из них были ещё красными партизанами, по тайге прошли не километр и не два,  говорили такую вещь: до войны клещи тоже "кусучимы" были, но укусы не были "страшными" (читай смертельными ), а потом семёновцы перешли границу и принесли какую-то заразу, с тех пор клещи с стали злобствовать." Не знаю, на сколько это верно, но это то, что я запомнил с детства, наверное,  первоё запомнившееся мне упоминание о казаках-семёновцах.
Всё это я к тому говорю, что в свете нового федерального закона, мне кажется, нужно было бы пресекать попытки реабилитации семёновщины а многих, особо ретивых и наказать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments