Eсин (sinologist) wrote,
Eсин
sinologist

Речь Рауля Кастро на траурном митинге в память Фиделя Кастро

Оригинал взят у maysuryan в Речь Рауля Кастро на траурном митинге в память Фиделя Кастро
FidelCastro.jpg
Че Гевара, Рауль и Фидель Кастро

Речь генерала армии Рауля Кастро Руса, Первого секретаря ЦК Коммунистической партии Кубы и Председателя Государственного Совета и Совета министров на массовом траурном митинге, посвященном поминовению Главнокомандующего Кубинской революцией Фиделя Кастро Руса на Площади Революции 29 ноября 2016 года, 58 года Революции.

Уважаемые главы государств и правительств,
Господа главы делегаций,
Выдающиеся личности,
Все присутствующие,
Дорогой народ Кубы (Аплодисменты)!
Ради всеобщего спокойствия сообщаю, что я буду последним выступающим (Общий смех).
Несмотря на то, что мне предстоит произнести финальную речь 3 декабря, когда мы соберемся на площади Революции «Генерал Антонио Масео» в Сантьяго-де-Куба, хочу выразить сейчас, от имени нашего народа, партии и правительства, а также и от семьи, искреннюю признательность за ваше участие в этом митинге (Аплодисменты), за эмоциональные речи, которые были здесь сказаны, а также за экстраординарные и многочисленные проявления солидарности, переживания и знаки уважения, полученные со всего мира в этот час боли и преданности делу.
Фидель посвятил всю свою жизнь солидарности и возглавил социалистическую революцию «отверженных, из-за отверженных и для отверженных», которая превратилась в символ борьбы с колониализмом, апартеидом и империализмом, в символ освобождения и достоинства народов.
Мы слышим сегодня на этой площади эхо проникновенных слов Фиделя, таких, как те, которые были сказаны на манифестации крестьян 26 июля 1959 года, проходившей в поддержку аграрной реформы, реализация которой была своеобразным Рубиконом – ведь она вызвала столько ненависти и призывов к уничтожению революции. Здесь Фидель подтвердил: «Аграрная реформа начинается». И мы ее провели. Сейчас, 57 лет спустя, мы воздаем честь тому, кто ее начал и возглавил.
На этом самом месте мы вместе голосовали за Первую и Вторую Гаванские декларации в 1960 и 1962 годах соответственно (Аплодисменты). Будучи поставленым перед фактом нападений на Кубу, поддержанных Организацией Американских государств, Фидель объявил, что «на Родине, под свободным флагом, под сенью искупительной Революции… у нас есть достойный народ», готовый защищать свою независимость и «общую судьбу освобожденной Латинской Америки».
Я был вместе с Фиделем здесь, в здании, которое сейчас занимает Минфар – то есть, Министерство Революционных вооруженных сил, когда мы услышали взрыв французского судна «Ля Кувр», которое привезло нам первое и единственное оружие, которое мы смогли купить в Европе. И мы отправились на мол, потому что уже поняли, что такой взрыв мог произойти только на судне, с которого разгружали это оружие, отправились, чтобы оказать помощь пострадавшим. И тогда, всего через несколько минут после нашего прибытия, произошел второй взрыв – как смертельная ловушка. Погиб 101 человек и множество было ранено.
Здесь, в декабре 1961, в присутствии Фиделя, Куба была объявлена территорией, свободной от неграмотности (Аплодисменты). Это было завершением кампании по ликвидации неграмотности, проводившейся более чем 250 000 учителей и студентов, которые не прервали своей деятельности, в то время как в этом же году ветераны Повстанческой армии и рождавшейся Национальной революционной милиции сражались с наёмниками в Плая-Хирон и в горных местностях с вооружёнными бандами, просачивавшимися из-за границы, которые, среди прочих злодеяний, убили и десятерых юных борцов с неграмотностью. Мы победили в Плая-Хирон и побороли в тот же момент неграмотность во всей стране (Аплодисменты), чтобы, как потом сказал Фидель, «молодежь держала будущее в своих руках» (Аплодисменты).
С глубоким чувством слушали мы Главнокомандующего здесь, на этой площади, во время Траурного вечера в октябре 1967, когда отдавали дань памяти незабываемого команданте Че Гевары. И сюда же мы вернулись тридцать лет спустя, во время самого трудного этапа Особого периода, чтобы перед его останками взять на себя обязательства следовать его бессмертному примеру.
Потрясенные и возмущенные, участвовали мы в траурной церемонии, посвященной 73 жертвам террористического акта – когда был взорван рейс Кубинских авиалиний над Барбадосом, и среди погибших были юные победители, взявшие все золотые медали четвертого чемпионата Центральной Америки и Карибского бассейна по фехтованию. В тот раз мы повторяли вместе с ним «Когда сильный и мужественный народ плачет…» (Выкрики «несправедливость трепещет!») – именно, «несправедливость трепещет!» (Аплодисменты).
На этой площади в столице проходили важные марши Первого мая, в 1996 году тут прошел марш против блокады и закона Хелмса-Бёртона, который все еще действует, огромное шествие в 1999 и Открытая трибуна молодежи, студентов и трудящихся в 2000, где Фидель изложил свою концепцию революции, которую в те дни миллионы кубинцев сделали своей, поставив под ней свою подпись, продемонстрировав свою священную силу духа (Аплодисменты).
На этом самом месте мы собирались, чтобы поддержать решения конгрессов нашей Коммунистической партии Кубы.
Именно в этом ключе мы можем понимать и то, как народ в эти дни, с большим участием молодежи, отдает прочувственную дань памяти и выражает лояльность идеям и труду Главнокомандующего Кубинской революции (Аплодисменты).
Дорогой Фидель:
Здесь, у монумента Хосе Марти, интеллектуального вдохновителя штурма казарм Монкада, мы собирались на протяжении более полувека в моменты жуткой боли или для того, чтобы почтить наших мучеников, провозгласить наши идеалы, почтить наши символы и согласовать с народом решения первостепенной важности, именно здесь, где вспоминаем наши победы, мы говорим тебе вместе с нашим самоотверженным, боевым и героическим народом: ¡Hasta la victoria siempre! (Выкрики «¡Siempre!» и аплодисменты).

Перевод с испанского Леонида Грука

КОММЕНТАРИЙ ПЕРЕВОДЧИКА
Я скептически отношусь к внезапным открытиям и подтверждениям истин. Но иногда и этот прием имеет свои преимущества.
Когда я смотрел выступление Рауля Кастро на траурном митинге в Гаване, меня сначала удивило то, что Рауль начал его с шутки. Это уже говорит о совершенно ином подходе к делу – об отсутствии ханжеской, деланной скорби, которая требует соблюдения неких формальных приличий, но не требует никаких искренних чувств.
Но в середине речи было еще одно примечательное событие. Когда Рауль рассказывал о том, как Фидель отреагировал на гнусный теракт в кубинском самолете, совершённый Луисом Каррилесом и Орландо Бошем, при плохо скрытой поддержке США, он начал цитировать Фиделя: «Когда сильный и мужественный народ плачет…», – и многотысячная толпа перебила Рауля, закончив хором цитату: «несправедливость трепещет!».
Тут должна быть фраза в духе Жижека – и тут я подумал, не значит ли это, что…
Да, действительно, не значит ли это, что люди до сих пор помнят эту красивую поэтичную цитату? А почему они ее помнят?
И я подумал – наверное, дело в том, что Фидель до самого конца сохранил свой моральный авторитет. Как сохранила его и сама Кубинская революция. Кубинцы ошибались, они экспериментировали, они сворачивали свои эксперименты, они пытались поднять революции в Латинской Америке, они отправлялись с интернациональными миссиями в Африку, они вмешивались в конфликты на Ближнем Востоке – и везде пытались помогать и развивать. Но они не совершили непоправимых ошибок, не совершили морального самоубийства, через которое, как мне кажется, прошел Советский Союз в тридцатых годах, занявшись истреблением революционных кадров.
В каком-то смысле Кубинская революция получила второе рождение во время Особого периода, в мирное время начала девяностых. Им удалось пройти через самые тяжелые времена после разрыва торговых связей с СССР и Россией – причем, сделать это с гордо поднятой головой. Меня удивила когда-то статья «Рейтерс», в которой говорилось, что в те голодные времена в кругах эмиграции ходили слухи про съеденных во время Особого периода животных из зоопарка Гаваны. Однако, зоопарки уцелели, несмотря на перебои с питанием – и потом, в 2000-х, Куба даже делилась расплодившимися животными с Венесуэлой. Они выстояли, дождались пресловутого, поувядшего уже сейчас, но столь важного тогда «Левого поворота» в Латинской Америке – и снова воспрянули духом.
И без Фиделя, вероятно, это было бы невозможно. Без его целеустремленности, без его донкихотских проектов, таких как Латиноамериканская школа медицины. Без нежелания признавать поражение даже в безнадежных, казалось бы, условиях. В этом и был дух Фиделя.
У меня на кухне висят фотографии. Это Фидель и Гагарин, Фидель и Хэм, Че. Фидель был последним живым человеком на них. Теперь и его нет. Очень жаль.

Леонид Грук

Источник:
http://liva.com.ua/don-kixot-pobezhdaet.html

Tags: Куба
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments