Eсин (sinologist) wrote,
Eсин
sinologist

Могильщик капитализма. Железная дорога.

Находясь в небольшом, по китайским меркам, уездном городе пров. Шаньдун, я несколько дней, когда позволяло время, бродил по улицам и фотографировал всё, что видел, особо не задумываясь о конечном результате.

Бродя без цели по зимним и серым от пыли улицам, немного разговаривая с жителями и наблюдая за их жизнью, которая полна своих проблем, это видно, меня не покидало ощущение того, как огромен и велик Китай. Китай - это сила, способная повлиять на весь мир. Я чувствовал, что Китай все-таки социалистическое государство, пусть и со своим, китайским путём развития, где сейчас явно капитализма больше, чем социализма. И социализм они видят по своему, и его строят. Все проблемы - временны и решаемы, это видно. У китайцев есть цель. И они её достигнут. Какая это цель, я не знаю, как не знает никто, кроме, наверное, небольшого числа членов ЦК КПК, правительства и армии.
В разговорах с людьми я пару раз слышал жалобы на то, что, мол, бывают нарушения прав личности и свободы. Но все дополняли, что каждый год всё же жить становится лучше, свобод всё больше и больше, сервис улучшается, чиновники всё меньше и меньше хамят, взяточников садят повсеместно, уровень работы с населением повышается. Уже вернувшись в Сидней, в Китае ютюб не доступен, и об этом немного попозже, я посмотрел новое выступление А. Девятова, на данный момент, единственного российского специалиста по Китаю, способного адекватно давать оценку происходящего там. Советую прослушать (просмотреть) это выступление всем тем, кому интересно то, что происходит в Китае. Мне добавить нечего, можно лишь согласиться с его оценкой происходящего в стране. Его же выражение я использовал в названии для этих фотографий.






Можно с уверенностью сказать, что большинство тех, кого я увидел на пекинском вокзале в первое утро после новогодней ночи - это те, кто по каким-то причинам не смогли в ночь под Новый год, по-китайски "чу си", оказаться в кругу семьи. Следуя традиции, они всё же спешат домой, чтобы несколько следующих дней провести с родителями, братьями и сёстрами. Раньше мне много раз доводилось оказываться в дороге во время наступления праздников, и каждый раз это было огромным испытанием. Билетов в жд кассах нет, но их продолжали продавать. Поэтому, если тогда удавалось пролесть в сидячий жесткий вагон, то сидячего места там, конечно же, невозможнобыло найти. Даже стоят в проходе было проблематично. Многие из пассажиров, возвращаясь домой, возили, да и сейчас, наверное, возят подарки родным и близким, которых они не видели целый год. Поэтому у всех в руках были большие и тяжёлые сумки. Билеты в спальные вагоны купить можно было лишь по блату. Но и там было трудно отдохнуть. Мимо постоянно проходили пассажиры с огромными сумками, перемещаясь из одного вагона в другой. Кто-то искал знакомого проводника, чтобы устроиться поудобнее, кто-то поездного полицейского или самого начальника поезда. Сейчас, с введением в строй высокоскоростных поездов, ситуация, я думаю, изменилась. Поездов стало больше и они стали быстрее. Вспомнив о тех больших и тяжелых сумках и ящиках, которые были у пассажиров 20 лет назад, я присмотрелся и увидел, что большинство жителей страны, возвращающихся домой на этот Новый год, едут с удобными чемоданами средних размеров на колёсиках. Одна из причин, думаю, в том, что интернет внёс серьёзные изменения в жизнь китайцев. То, что нужно было где-то доставать, потом везти на себе, теперь можно преобрести по интернету с доставкой прямо на дом: удобно, да и дешевле. Не знаю как в РФ, но в Китае интернет-покупки - уже заняли достойное место в жизни граждан. Один из пекинских таксистов рассуждал о том, как премьер Ли Кэцян много работает над поддержкой и продвижением многих интернет-проектов, которые должны, просто говоря, повысить качество жизни простых граждан.
Судя по тому, что я слышу с Родины, там тоже идёт битва премьера страны с...интернет пиратством, к примеру.



Китайцы стали лучше одеваться. Это заметно не только по форме проводниц поездов высокоскоростных железных дорог, чья форма выглядит довольно модно, а ля стюардессы международных авиалиний, но и по обычным жителям, особенно по молодым гражданам страны. Сурово-серые тона и формы одежды уходят в прошлое.










Девушки, жд служащие, в старой форме и кепи нового образца. Впервые такие кепи появились на женщинах полицейских в канун 50-летия КНР. Теперь, видимо, этот покрой завоевал популярность и распространился на формы других служб.



Ближе к рассвету вокзал начал заполняться опоздавшими на празднования пассажирами и я опять увидел "добрый старый Китай", только немного в другом исполнении: люди, хотя и продолжают по-восточному громко выражать свои чувства, но, как я уже заметил, везут с собой меньше вещей и, что, наверное, самое главное в подобных ситуациях, меньше курят. Не знаю, уменьшилось ли количество курильщиков по стране, но с введением в силу антитабачных законов, в общестевенным местах стало дышать легче. Билеты теперь можно покупать по интернету, что, конечно, в разы укоротило очереди у билетных касс. В этот раз, наверное, в первый раз за всё время, я не услышал о том, что, мол, надо попросить кого-то купить билеты, т.к.,в кассах билетов уже нет. Я не спрашивал, но возможно, сейчас уже нет как явления и спекулянтов жд билетами. К слову сказать, теперь билеты покупаются только по предъявлению удостоверений личности. Что, в принципе, исключает возможность спекулятивной перепродажи билетов, как было раньше. Хотя, я могу и ошибаться. Спекулянт на выдомку хитёр. Уже потом, сидя в пекинской гостинице, я сразу на нескольких каналах наблюдал обсуждение проблемы спекуляции очередью в регистратуры пекинских больниц, которые в те дни были наводнены больными. Корреспонденты со скрытыми камерами подходили и торговались за очередь. Думаю, после "торгов" и окончания съемок, наглых спекулянтов забирала полиция для дальнейшего наказания.



В книжном киоске вокзала продаются журналы, газеты и книги, которые можно взять с собой в путь. Одна из книг, из-за фотографии на обложке, мне сразу бросилась в глаза: "Присвоение власти и железная рука", откровения бывшего консультанта по работе со сми о властном закулисье, перевод с английского. Можно лишь догадоваться, сколько мух залетит в голову среднестатистическому пассажиру китайских железных дорог при прочтение данного опуса. Это я к тому, что читать какие-либо книги, изданные на Западе как и по современной РФ, так, впрочем, и по современному Китаю, в силу их явной ангажированности - считаю делом неблагодарным и бесполезным.
Замечу, что я видел много книг китайских авторов с портретами Путина в книжных магазинах, которые мне удалось посетить во время поездки. Учитывая мой слабый интерес к тематике, не могу судить об их содержании.



Довольно типичная сцена из жизни китайского общепита.
Во время перерыва, когда нет большого потока посетителей, работники кухни, во главе с главным поваром, обычно их уважительно называют "шифу", мастер, выходят в зал и садятся за стол, поближе к кухни. Если это время приёма пищи, то все едят, еда как правило входит в заранее оговоренное трудовое соглашение. Если это просто перерыв, то сидят, разговаривают и пьют зелёный чай из персональных кружек или стеклянных банок с крышками. Раньше, мужчины ещё и курили. Теперь, как мы видим, курить в общественных местах запрещенно. Главным рассказчиком, конечно же, является шифу, которого никто не перебивает: либо уважительно слушают и комментируют, либо просто молча сидят и думают о своём. Таких сцен я наблюдал множество, попадая в закусочные во время их перерыва, и очень люблю. Интересно прислушиваться к тому, о чём обычно говорят простые китайцы и составлять своё мнение.



Говяжья лапша в сети ресторанов "Каллифорнийская говяжья лапша". Сколько себя помню, столько и думаю о том, что кто же придумал это название!? Я очень сомневаюсь, что американская Каллифорния славится своей говяжьей лапшой. Но дело не в названии. На самом деле, "калифорнийская говяжья лапша" не такая уж и плохая. Подают обычную китайскую лапшу в говяжьем бульоне и несколькими кусочками мяса. Порции довольно большие, поэтому одной чашкой можно вполне наесться. "Каллифорнийской лапши" я не ел лет пятнадцать. Раньше, в 1990-е годы, если не ошибаюсь, одна чашка стоила около десяти юаней. В этот раз, я купил самой дешевой, и порция обошлась, кажется, в тридцать восемь юаней. Кто-то может сказать, что это не дорого. Но, при средней зарплате столичного официанта в 2500-3000 юаней в месяц или служащего в 5000-6000 юаней, я бы не сказал, что и дёшево. Цены в Китае, особенно в столице, как я заметил, очень высокие. На многие товары и услуги цены приблизительно равны австралийским.



В вагоне скоростного поезда.
В скоростном поезде можно хорошо почуствовать, что уровень жизни в КНР поднялся. Ещё ходят по стране поезда старого образца, но скоростных поездов становится всё больше и больше. Если раньше, поездка от Пекина до г.Цзинань, центра провинции Шаньдун, занимала всю ночь, то теперь это занимает всего-то два с половиной часа. Поезд мчится со средней скоростью 382 км в час, что впрочем не сильно и заметно, вагон идёт плавно и совсем не чувствуется качки. То, что я увидел в современных вагонах скоростных поездов - это, конечно же, прорыв в работе китайской железной дороги. Свои технологии китайцы успешно экспортируют. К примеру, я слышал по новостям, недавно было подписано соглашение с Индонезией о начале строительство скоростных дорог на индонезийских островах. Если не ошибаюсь, где-то краем уха слышал о намерениях начать строить подобные дороги в РФ.
Постоянно ловлю себя на мысли, что я сравниваю китайские реалии с тем, что я видел в РФ и знаю о ней. В свете борьбы с коррупцией, которую ведёт китайское правительство, я думаю, если и живёт главный китайский железнодорожник в достатке, но явно без шубохранилища.



За окном мелькают серые зимние виды провинции Хэбэй, притяньцзиньских деревушек и затем начинается Шаньдун. Всё за два часа. При такой высокой скорости трудно не только фотографировать, но и вообще что-то хорошо рассмотреть. К тому же, на большинстве участков дорога отгорожена забором, загораживающим придорожные виды.



За окном пролетают деревни с полями и теплицами вокруг них. Всё серо и однообразно. Летом, пейзажи, конечно же, более весёлые.





Строящиеся эстакады скоростных дорог.







За окном - город-порт центрального подчинения Тяньцзинь





Центр провинции Шаньдун - Цзинань. Судя по куполам - строится мечеть. В Китае, кроме тюркских народов западных районов страны, исторически исповедующих ислам, согласно последней переписи проживает больше десяти миллионов хуэйцев, представителей одной из 56 официальных национальностей. Хуэйцы, не иммеют своего языка, разговаривают на том же языке, на котором говорит самая крупная китайская национальность - хань, собственно на китайском языке. Но исторически хуэйцы являются носителями исламского культурного наследия. В Киргизии, и некоторых других районах Средней Азии проживают дунгане, так там называют хуэйцев. Дунгане - потомки тех хуэйцев, которые в середине XIX века, после поражения антиманьчжурского восстания бежали под защиту русского царя в районы современной Киргизии и южного Казахстана.
Китайцы, в чьей стране исторически присутствуют почти все мировые религии, не отличаются своей религиозностью н, но они весьма суеверный. Правительство с переменным усилением давления и с переменным же успехом ведёт борьбу с суеверием, но не с религией, хотя, специальными указами членам КПК, в том числе и пенсионерам, бывшим госработникам, запрещенно исповедовать какое-либо религиозное учение. Атеистическое же воспитание проводится и в школах. В последнее время, я заметил, как среди заморских китайцев, на примере Австралии, так и в метрополии, среди населения начал набирать популярностью буддизм. Многие китайцы говорят о своей приверженности буддизму, в помещениях стоят будийские статуэтки с ароматными свечами и жертвоприношениями. Но, имея общее представления об этом народе, я осмелюсь предположить, что нынешняя китайская набожность, в массе своей всё-же ничто иное как обычное суеверие.






Наши маяки. Старая добрая доска почёта. На некоторых проводниках я видел партийные или комсомольские значки участников каких-либо съездов и конференций или просто значки, указывающие на партийность или членство в комсомольской организации.



Журнал "Попутчик" с фотографией Хэмингуэя на обложке. О нём же и неплохая статья в самом журнале. Не знаю как в РФ, а в Австралии обычно для клиентов в залах ожидания контор и поликлинник раскладывают красочные журналы типа "Уименз уикли" с фотографиями и статьями о жизни звёзд Голливуда и вечеринках, на которых они присутствовали.




Новое давит на старое.



Рабочие кварталы, фабрики и заводы. Провинция Шандун - самая промышленно развитая провинция северного Китая. Это сразу заметно на подъезде к провинциальному центру: колонны огромных труб, извергающие длинные потоки дыма в небо. В день нашего приезда, за исключением огромной дымовой шапки над самими фабриками, небо было голубым. Но это не всегда так. Потом, проживя несколько дней в тех местах, были дни, когда серый дым закрывал всё вокруг вплоть до горизонта, которого в общем-то и не было видно из-за этого дыма. В такие дни становилось по-настоящему страшно за экологическую обстановку, в которой живёт страна.







Продолжение следует.
Tags: 山东
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments