Eсин (sinologist) wrote,
Eсин
sinologist

Особенности национальных характеров



По вечерам, после 7-ми часов, на пляже почти никого нет. Сидишь ли на берегу, купаешься ли в заливе - всё твое, никто тебя сильно не беспокоит, правда и наблюдать не за кем... Лишь редкие прохожие да купальщики могут нарушить эту морскую идилию.



Перекусив тем, что принесли из дома, мы долго плескаемся в тёплом предзакатном море, уже достаточно обмелевшим из-за наступающего отлива. Вода такая тёплая, что я дольше всех сижу в воде, смотрю в даль и, как всегда на море, мечтаю о морских путешествиях, подобных тем, которые так красочно описаны у Б. Житкова. Это у меня осталось с детства: вот уже пятый десяток лет живу на этом свете, а до сих пор не бывал на кораблях и до сих пор мечтаю поплыть далеко-далеко, всё увидеть и обо всём написать.



Мимо нас проходят, судя по манерам, китайские туристы: супружеская пара средних лет и их уже взрослые дети. Они идут мимо пляжа в сторону камней и дойдя что-то начинают искать.

Постепенно нам становится интересно что они там ищут и мы потихоньку подходим к ним, начинаем наблюдать за тем, что они делают и слушать, о чём они говорят.



- Эх, надо было прийти с палкой, тогда бы много наковыряли. - сокрушается глава семейства. По выговору можно понять, что семейка приехала с далёкой провинции Ляонин: только у ляонинцев такая простофильно-неотёсанная деревенская каша во рту. Не даром их любят снимать в кино и даже самый главный комик Китая Чжао Бэньшань - ляонинец.
- Да..., у нас бы такое место уже давно перекопали - восхищённо смотря на ещё неперекопанное море, поддакивает толстобрюхий сынок, с целофановым мешочком в руках.
- Это вы чего здесь ищите? - спрашивает Файзулин, но на него никто не реагирует, все заняты своим делом.
- Чего здесь копаете? я спрашиваю, - чуть не орёт Файзулин.
- Это кто, китаец? - спрашивает толстобрюхий белоручка свою сестру.
- Не, наверное,просто мама научила по-нашему говорить.
- А..., я и то смотрю, что не похож.- заключает толстобрюхий и продолжает скучать дальше.




Постепенно мы понимаем, что они ищут морских ежей, запрятанных в расщелинах среди камней. Ежей, как оказывается, кругом и правда очень много. Ляонинцы вытаскивают всех пойманных на камни, рассматривают их, и берут лишь крупных. Маленькие ежи остаются лежать на камнях. Мы не знаем, смогут ли они пролежать до прилива на камнях и решаем их спасти, бросив в воду.
- Вам маленькие ежи нужны? - опять орёт ляонинцам Файзулин.
- Нет, - ровнодушно отвечают ляонинцы и продолжают искать ежей. Набрав пакет крупных ежей они уходят. Дома будут жарить их с яйцами, как мы поняли. Мы же ходим следом за ляонинцами и сбрасываем ежей в море.
"Такое безобразное равнодушие присуще только китайцам." - сокрушаюсь я сам про себя.







Пляж пустеет. Я выставляю высокую светочуствительность на фотоаппарате и пытаюсь сфотографировать душевую кабинку, у которой уже никого не осталось: мы последними покидаем пляж.

Мы поднимаемся с пляжа на берег и идём к нашей машине. Проходя мимо церкви, я пытаюсь сфотографировать увиденное. Это плохо удаётся - слишком темно и дрожат руки, и вдруг вижу - от дерева отделяется фигура человека. Судя по щуплой комплекции и длинным волосам - молодой парень.

- Пацаны, этот урод пытается меня сфотографировать. - возмущённо говорит он кому-то и я замечаю, что кроме него, у стены церковной постройки сидят ещё несколько человек. В руках у них пивные бутылки. "Русские."- понимаю я. Наверное, отмечают конец учебного года или результаты ЕГ.

- Эй, приятель, - на сносном английском кричит патлатый. - что ты фотографируешь? Ты фотографируешь меня или церковь?
- Зачем мне фотографировать тебя? Ты мне не интересен. - отвечаю я почему-то по-английски.
- Прекрати меня фотографировать, - обрубает меня патлатый и добавляет по-русски, видимо, обращаясь к своим дружкам, - Пацаны, я его щас урою.
От стены отделяется другая фигура в костюме с галстуком, подходит к патлатому и преграждает ему дорогу в нашу сторону. Понятно, что ему не хочется скандалить. Патлатый ещё продолжает что-то ерепениться, но мы проходим мимо.



Уже сев в машину и проезжая мимо юных выпивох (где мои 17 лет?), я не выдерживаю, открываю окно и кричу тому, в костюме с галстуком
- Патлатому пить больше не давайте! И вообще, здесь пить запрещенно.
Парень в ответ машет мне рукой, мол, будь спок.

Мы едим домой и я думаю, о том, что каждой национальности присущи свои особенные черты характера и манера поведения. Это никуда не денешь...
Tags: культурология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments