Eсин (sinologist) wrote,
Eсин
sinologist

Всякое бывает.

Пришлось мне тут на днях посидеть на лавочке в ожидании кое-чего . Рядом со мной сидел дедушка китаец. Разговорились. Дедушка 1930 года рождения, приехал на полгода в гости к сыну. Сын с невесткой днём на работе, внуки в школе. Дедушке скучно одному дома сидеть, он выходит на улицу и ищет себе собеседников. Его рассказ мне показался интересным, вот я и решил с вами поделиться. Что он думает о жизни в Австралии, о Мао и Сталине, о китайско-российских отношениях я опущу, а расскажу случай из его молодости, который, как видимо, повлиял на всю его жизнь.
В молодости он вместе с отцом был лодочником, перевозили по реке на бамбуковом плоту людей. Дороги тогда были плохие и в их округе лучшим и самым ходовым транспортом как раз и был водный.
Однажды, среди ночи, постучался к ним мужчина в очках и попросил срочно перевести его и его друзей в уездный город: один из друзей сильно болен и поэтому нужно срочно отвести больного к врачу. Когда отец с сыном и очкарик подошли к плоту на берегу реки, то увидели двух мужчин и больного на носилках. Уже на плоту они поняли кого везут: у тех двоих с носилками под куртками нет-нет да были видны наганы, а тот что на носилках - был весь забинтованный в грязные и окровавленные бинты. Ясное дело - бойцы Новой 4-й армии. Бойцы и очкарик оказались не разговорчивыми, молча сидели на плоту, а когда уже подплыли к окраинам города и один боец убежал искать доктора, очкарик начал уговаривать отца, что бы он отпустил сына, то бишь моего собеседника, вместе с ними. Парень, мол, он крепкий, в Красной Армии ему хорошо будет. О чём они ещё говорили мой собеседник точно не знал, но через некоторое время отец его согласился. Мой знакомый обрадовался что его жизнь так резко переменилась и теперь он будет военным, не нужно будет изо дня в день стоять на вёслах. Вернулся из города боец, но уже было попрощавшийся отец моего нового знакомого передумал. Он догнал красноармейцев и попросил, что б паренька всё-таки не забирали: мал ещё. Года через два они их найдут и отец сам приведёт сына в отряд.
Но кто найдёт? Кого найдёт? Так и пролетело года три. В 1948-м году мой знакомый женился, уже ждали первенца. Однажды в деревню вошёл отряд КПК и на митинге в выступавшем командире красноармейцев мой знакомый признал того самого очкарика, который несколько лет назад приходил к ним за помощью в перевозке раненого бойца. Мой знакомый было собрался подойти к очкарику, но на этот раз ему помешала его молодая жена: не отпущу!
Красноармейцы ушли, пришли гоминьдановцы. Те уже агитировать не собирались. Просто ходили по улицам и хватали кого покрепче. Так на моём знакомом и оказалась гоминьдановская форма песочного цвета. Новобранцев погрузили на баржу и повезли неизвестно куда. Один раз новобранцы даже под бомбёжку попали. Этого моему знакомому и хватило: ночью он перелез через борт баржи и поплыл к берегу. Уже в воде он понял, что таких пловцов-беглецов много. Люди не хотели служить в гоминьдановской армии и предчувствуя конец чанкайшистскому режиму бежали как только представлялась возможность.
- Жаль, конечно, - сказал мне дед, - что мне не удалось вступить в Четвёртую Армию. Но хорошо, что хоть догадался убежать из гоминьдановской армии. А иначе или убили бы напрасно или жизнь прожил бы на Тайване напрасно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments