Eсин (sinologist) wrote,
Eсин
sinologist

*

DSCF9159

В Русском клубе (раньше он назывался Советским) можно встретить много интересных людей. Каждое воскресенье здесь собираются "на пирожки" русские старики, выходцы из Китая.
Я люблю сюда приходить. Незатейливый интерьер клуба - как будто бы осколок чего-то родного. Кто помнит столовые 1970-1980-х годов, хорошо меня поймёт. Именно такое чувство меня охватывает каждый раз, когда я вхожу в клуб.
Иногда я и мой старый друг, ему скоро будет 93, встречаемся за столиком клуба, заказываем пирожки, открываем бутылку самогона и начинаем наши разговоры. Разговариваем мы, как правило, о жизни в Трёхречье. Иногда я рассказываю ему о России. Самогон после 11 утра - сильное средство и разговоры, как правило, получаются интересные.
Иногда к нашему столику подсаживаются другие посетители, старые знакомые моего друга: некоторых он знает ещё по Трёхречью, с некоторыми познакомился уже в Австралии. К слову сказать, хотя молодость посетителей клуба прошла в Северо-Восточном Китае, они плохо или совсем не говорят по-китайски. Исключением из правил является мой старый друг: по тому, как он говорит по-китайски, можно понять, что когда-то он очень хорошо говорил на этом языке. Больше я, пожалуй, никого из "харбинцев" и не знаю, кто бы на таком уровне владел китайским языком.
- Как Вас по отчеству? - спросил я подсевшего к нам старичка. Он на секундочку задумался:"Александрович. Но все просто Борисом зовут". Я знаю, что среди старых иммигрантов и правда почти не употребляется русская форма обращения по имени-отчеству и поэтому когда многих спрашиваешь их отчества, они либо задумываются на миг от неожиданности и лишь потом отвечают, либо вообще просят что бы их называли по имени. Дли них это привычно, для нас не очень.
Я очень удивился, услышав беглую китайскую речь с явным пекинским(!), а не северо-восточным, выговором Бориса Александровича. Как выяснилось, он родился в Красноярске и в 1950 году, выпускник красноярского технического вуза в группе советских специалистов приехал в Китай. Влюбившись в китаянку, преподававшую им, новоприбывшим специалистам, китайский язык, он женился. Разрешение на женитьбу ему дали легко: две социалистических страны дружили, чего ж людям нельзя жениться?
По его словам, он работал на строительстве секретных объектов. В последний визит Хрущёва в Пекин, на встрече в советском посольстве, молодой тогда Борис лично обратился к председателю Верховного Совета с просьбой разрешить ему остаться в КНР и не выезжать в Союз вместе с другими советскими специалистами. "Оставайся, коль женился." - сказал Хрущёв. В 1960 все специалисты вернулись в СССР. Борис, и как он сказал ещё двое, остались. Отношения между двумя странами начали портится. О том что остался, Борис пожалел уже к 1962 году и сразу же начал хлопотать о выезде. Выехать не получилось и до 1979 года он продолжал работать по специальности на стройках народного хозяйства КНР. В 1979 году им разрешили уехать в Австралию. На родине Борис Александрович был всего один раз в начале 1980-х.
Я было предложил ему поговорить и рассказать побольше о жизни в КНР в 1960-1970, но он отказался. Говорить, мол, сильно не о чем, а уши у всех длинные. Жаль. Интересно было бы поговорить.
- Я его давно знаю. Он у меня телевизор ремонтировал. Он у всех ремонтировал.- сказал потом мой старый друг.

DSCF9168
- Ну что, поговорил с Борисом? Он по-китайски у нас лопочет как китаец. - сказал харбинец Михаил, директор клуба.
Tags: где стоит побывать, места, советские специалисты в КНР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments